Литна peoples.ru

Владимир Смоленский Владимир СмоленскийРусский поэт «первой волны» эмиграции.

Наедине


Нет тебя счастливей на земле,
Нет светлей, спокойней и печальней.
Труден путь, но близок берег дальний,
Он уже светлеет в полумгле…
Нет тебя счастливей на земле.
Ты как уголь в тлеющей золе,
Ты как верность светишь сквозь измену,
Верную всему ты знаешь цену,
Знаешь все о нищете и зле —
Нет тебя несчастней на земле.
На плече высоком — на крыле,
Непосильную доносишь ношу,
Сквозь толпу торгующих святошей,
Каждый в сердце — по тупой игле,
Каждому завидно — на крыле.
Ты один и нет тебя меж ними
Беззащитней и непобедимей.
* * *
От бессмысленных дней, от бессонных ночей,
От земной темноты, от небесных лучей,
От любви, что темна, от тоски, что светла,
От свободы, летящей звеня, как стрела,
От бессмертных стихов и от смертных людей
Стало сердце звезды ледяной тяжелей.
Обжигая меня, убивая меня,
Посылая снопы ледяного огня,
В неподвижном, бессмертном, безжизненном сне
Ледяною звездою сияет во мне,
И проснуться нельзя, и нельзя умереть,
Только вечно сгорать, только вечно гореть.
* * *
Никакими словами, никакими стихами,
Ни молчаньем, ни криком — ничем
Не расскажешь о том, что ты слышишь ночами,
О том, что закрытыми видишь очами,
Когда неподвижен, и нем,
И глух, ты лежишь, как в могиле, в постели
На грани того бытия,
И в темном, надземном, надзвездном пределе,
Над жизнью и смертью, без страха, без цели
Душа пролетает твоя.
Никому не расскажешь ни словом, ни взглядом,
И сам никогда не поймешь,
Мир другой, что встает над сияющим хладом,
Жизнь другую, которую чувствуешь рядом,
Жизнь — которой полжизни живешь.
* * *
Пиши стихи, за это ты
Бессмертным после смерти будешь,
Твои истлевшие черты
Живыми будут помнить люди.
Слова, сводившие с ума,
— О, как от слов бывает больно! —
Они повторят и весьма
Останутся тобой довольны.
Высокие нахмурив лбы
Над пожелтевшими листами,
Твоей любви, твоей судьбы
Коснутся жадными перстами.
А ты в земле, а ты на дне,
Холодный, страшный, недвижимый,
В ненарушимой тишине
И в пустоте ненарушимой,
Отдал бы, если б только мог,
За миг один, за каплю света,
За вздох один — за слабый вздох —
Все жалкое бессмертье это.
* * *
Разбрасывать и собирать слова,
Уже почти без смысла и значенья,
Уже без страсти и без вдохновенья,
Уже без боли и без торжества.
И почерком разборчивым вписать
В тетрадь еще пять-шесть коротких строчек,
И не забыть ни запятых, ни точек.
Перечитать и отложить тетрадь.
Изнемогая в медленной борьбе,
Где победить и незачем и нечем,
Все больше горбить сгорбленные плечи,
Все равнодушней думать о себе
И о других. Так, продолжая жить
Уже с полузакрытыми глазами,
Почти непогрешимыми словами
Научишься о жизни говорить.
* * *
Смотри не отрываясь — дни и ночи,
На небеса, на землю, на людей,
Ведь каждый день прошедших дней короче,
Ночей прошедших эта ночь темней.
Еще прозрачны дни, а ночи звездны,
Но слышишь скрип уже подгнивших скреп? —
Дыши, дыши, пока еще не поздно,
Смотри, смотри, пока ты не ослеп,
На звезды, на людей идущих мимо,
На все твое, что станет не твоим,
Ведь даже боль твоя неповторима,
Ведь даже смертный час невозвратим.
* * *
Ты прожил жизнь — а каждый год, как век,
Ты знал любовь, и боль, и вдохновенье,
Ты стал уже почти не человек,
Уже почти мертвец, почти виденье.
Уж нет различья яви и мечтам,
Равно ничтожны рабство и свобода,
Ты тяжело восходишь к высотам,
Откуда нет возврата, нет исхода.
Ты на краю земли. — Какая тишь,
Какая тьма. Ты руки поднимаешь
— О, как они прозрачны! — Ты летишь,
Ты падаешь, ты умираешь.
* * *
В томлении смертном, на смятой постели,
Хрипя, задыхаясь, томясь
От боли и страха… Но ангелы пели,
Над комнатой душной кружась.
Никто их не видел и пенья не слышал
— Все знают, что ангелов нет, —
Томилась душа и стонала все тише,
И гаснул за окнами свет.
Но ангелы пели, кружась над душою,
Целуя запекшийся рот,
О вечном блаженстве, о вечном покое,
О славе надзвездных высот.
* * *
Наедине с самим собой
Бессонницей томлюсь и снами,
Бессмыслицу зову судьбой,
А жалобу и боль — стихами.
И жду, когда придет рассвет,
Который больше не разбудит,
И знаю, что спасенья нет,
И верю, что спасенье будет.
* * *
В полночный час, когда луна,
Дрожа от холода и боли,
В голубоватом ореоле
Всплывет у твоего окна,
Когда дрожащие лучи
Раскалены небесным хладом,
Бесшумно поплывут в ночи,
Чуть слышно зазвучат над садом,
Тогда, сквозь сон и тишину,
В глухой тоске, в тревоге давней,
Ты тихо подойдешь к окну,
Тяжелые раздвинешь ставни
И, выходя из темноты
Тропою незаметной глазу,
Ни разу не качнешься ты,
Нога не соскользнет ни разу;
С протянутой вперед рукой,
Тяжелый, медленный и спящий,
Почти лететь над темнотой
Ты будешь в тишине звенящей.
Пока из ледяных пустот,
Из гулкого земного мрака
Не закричит, не запоет
Какой-нибудь ночной гуляка.
Качнувшись, дрогнет вышина
И поползет, и свет потухнет,
И тяжело, как камень, рухнет
На камни мертвая луна.

Владимир Смоленский

Наедине

Добавьте свою новость

Здесь