Литна peoples.ru

Джакомо Леопарди Джакомо ЛеопардиИтальянский поэт

Консальво

В предсмертный час, покорно и безмолвно,
Лежал Консальво. В двадцать лет он ждал
Желанной смерти. Вечное забвенье
Давно над ним висело, и давно
Он был покинут лучшими друзьями:
Кто тяготится жизнью на земле,
Тот даже другу в тягость! - Перед ним,
Полна любви и жалости, стояла
Одна Эльвира, вечная мечта
Его души, волшебный и прекрасный
Цветок земли. Она одна могла
Безмолвным взглядом дать Консальво счастье
И словом, полным ласки, озарить
Его печаль... То слово западало
Ему глубоко в душу, жило в ней,
Как лучший сон! Эльвира это знала,
И знала власть очей своих над ним.
Но никогда не слышала признанья
Она из уст Консальво: робкий страх
В его душе унылой был сильнее
Порывов страсти. Слишком он любил,
И стал рабом, ребенком боязливым!

Но смерть сняла с его бескровных губ
Печать молчанья. Чуя близость смерти,
Консальво взял слабеющей рукой
Эльвиры руку нежную - и тихо
Просил ее остаться... 'Ты идешь,
Тебе пора идти... Прощай, Эльвира!
Мы никогда не свидимся. Прощай.
Мои уста тебя благословляют
За доброту и жалость, но лишь Тот,
Кто всемогущ, пошлет тебе награду,
Коль есть награда в Небе за любовь!'
Бледнея, в страхе затаив дыханье,
Она стояла... Сердце и тогда
Болезненно сжимается печалью,
Когда звучит последнее 'прости'
Из уст чужого! - Возражать хотела
Ему Эльвира, скрыть, что смерть близка,
Но продолжал Консальво: 'Не тревожься,
Смерть для меня желанна и легка.
Я звал ее-и не боюсь. Ты знаешь:
Последний день - мой самый лучший день.
Но больно мне, что я тебя теряю.
Ах, тяжело! На части рвется сердце
При этой мысли: больше не видать
Твоих очей, не слышать слов любимых!..
Эльвира, мы расстанемся навек,
Но раньше - дай мне поцелуй прощальный,
Один, один, мой первый поцелуй!
В предсмертной просьбе отказать жестоко.
Я задыхаюсь; скоро навсегда
Закроет мне глаза рука чужая...'
И он с мольбой прильнул к ее руке
Холодными, бессильными устами.

Задумчиво красавица стояла
И, в колебанье, устремила взор,
Блиставший ярко, чудными лучами,
В его давно потухшие глаза,
Где трепетали слезы... Сердце сжалось:
Как отравить его последний час?
Она была побеждена участьем.
И алые, желанные уста,
Его мечта, приблизились любовно
К лицу Консальво, бледному, как воск,
И с нежностью глубокой, бесконечной,
Она Консальво долго целовала
В дрожащие, счастливые уста.

Что сталось с горем? Смерть, и жизнь, и муки,
Исчезло все. Консальво удержал
В своих руках Эльвиры бледной руку
И положил ее на сердце, где, дрожа,
Любовь и смерть боролись: 'О, Эльвира,
Моя Эльвира, я еще живу,
Я целовал тебя, я эту руку
Держу в своей... Виденье мертвеца.
Какой-то сон, несбыточная греза!
О, скольким я обязан смерти! Ты,
Конечно, знала, знали и другие,
Что я любил тебя... Любви не скрыть!
Мое смущенье, бледность, взгляд неровный -
Все выдавало тайну. Но молчал,
Молчал всю жизнь, и страсти затаенной
Я б не открыл... лишь смерть дала мне смелость!
Теперь умру счастливым. Мне не жаль,
Что на земле я жил, что видел солнце.
Я не напрасно жил: я целовал
Твои уста - и жизнь благословляю!
Две есть отрады тайных на земле:
Любовь и смерть; смерть ниспослали боги
Мне в юности, любовь дала покой.

- Ах, если б раз ответила любовью
Ты на мою упрямую любовь,
Я, может быть, ценил бы жизнь и юность,
И даже старость вынести сумел:
Меня со всем бы примирила память!
Я говорил бы: счастлив на земле
Я был - один, короткий день, но счастлив
Неизмеримо, полно, как никто!
Не суждено земле такого счастья...
Кто сильно любит, тот в любви лишен
Веселых дней. А из твоих объятий
Я кинулся бы в руки палача,
На истязанья, смерть, в костер горящий,
В стремительный, зияющий обрыв!

- Моя Эльвира, тот, кому с любовью
Ты улыбнешься, счастлив и велик.
Кто за тебя умрет, тот вечно счастлив!
Да, может быть блаженство на земле,
Оно не сон, не призрак недоступный.
Как думал я. Сегодня я смотрел
В твои глаза - и свой последний миг
Я радостно встречаю: нет мучений,
Нет казни той, из-за которой мог бы
Я позабыть или проклясть былое!'

'А ты живи счастливой и прекрасной,
Моя Эльвира. Так, как я, любить
Тебя никто не будет... Сколько раз
Консальво бедный плакал, призывая
Твою любовь! При имени Эльвиры
Сжималось сердце чутко, я бледнел,
Я твой порог переступал несмело;
Твой нежный голос, светлое лицо
Меня смущали... Перед грозной смертью
Я не дрожу, а как я трепетал
Перед тобой! Но голос мой слабеет;
Дыханья нет. Промчалась мимо жизнь!
И этот день темнеет... Дорогая,
Прощай навек! Тускнеет образ твой
В усталом сердце. Поздно. О, Эльвира,
Прости. Печаль, я знаю, тяжкий гнет,
Но ты вздохнешь над свежею могилой?..'

Умолк. Прервался слабый звук речей.
Угасла жизнь. И первый счастья день
Потух в очах, с вечернею зарею.

Джакомо Леопарди

Консальво

Добавьте свою новость

Здесь