Литна peoples.ru

Луис Сернуда Луис СернудаИспанский поэт, переводчик, эссеист.

Руины

Безлюдье холит темную траву,
бурьян в руинах набирает силу,
и ласточка сечёт с безумным кличем
обширный воздух, да под ветром вздрогнет
порой то лист, то ветка - их коснулись
бесплотные невидимые руки.

Уже восходит в серебре туманном
точеный серп медлительно растущий,
и льется тишь окрест, и в ясном свете
причудлив мрамор вековых обломков -
он красота, и музыка,
и сны.

Се человек. Смотри,
бульвар надгробий и кипарисов
прямиком выводит нас к площади, открытой горизонту
с его холмами: здесь не изменилось
ничто. И те же тени пролегают.
Ушли лишь люди.

Акведук гигантский
несет свою иссохшую громаду
растрескавшихся арок по равнине
вдоль миртов, маков. Между тростниками
свободная вода неутомимо
твердит, что красота сильнее тленья.

Пусты могилы. Верно, даже праха не сыщешь в урнах.
Хрупкие останки теперь добыча неоглядной смерти,
безликой, безымянной. Правда, мелочь иная
вдруг переживет владельца и там, за гробом.
Предположим, склянка иссякших благовоний,
тусклый перстень, горсть побрякушек или - словно на смех -
забавный талисман любовной силы, зачем-то разрушеньем
пощаженный.

Те камни, по которым прошагали
центурионы канувших столетий,
незыблемы, равно как и колонны -
свидетели отчаянных дебатов,
и алтари, где жертвы приносились,
и стены - от нескромных глаз укрытье.

Всё уцелело. Кроме человека.
Безмолвье будто ждет, что он вернется.
Увы, несовершенные созданья питают время
собственною плотью,
твердыни строят и проносят вечность под черепом,
в самих себе скрывая, как мякоть косточку, зародыш смерти.

Всевышний, нас отдавший на закланье,
зачем ты в нас вложил бессмертья жажду,
творящую поэтов?
Неужели за веком век взираешь безучастно,
как, словно пух репейника седого,
в слепую тьму слетают дети света?

Ах да! Тебя ведь нет. Ты только имя
бессилия и страха человека.
Жизнь без тебя напоминает эти
руины в их торжественном безлюдье:
красивый бред в сиянье ясной ночи,
и чем недолговечней, тем прекрасней.

Прекрасному отмерен миг, не больше.
Как вечностью, мгновеньем насладимся.
К тебе, Господь, я зависти не знаю -
оставь меня с твореньями людскими:
они живут недолго, но в попытке
бессмертия - с твоим всесильем спорят.

Се человек. Довольно стон докучный
он к небу слал: туг на ухо Создатель,
молитвой сыт, а без нее хиреет.
Пусть наша жизнь - цветок, но отчего бы
ему не расцветать в руке у смерти?

Священна ночь, таинственна - похоже,
нас обнимают дружеские руки.
Ей на плечо, как некогда другие,
я голову клоню и замираю.
И безмятежны спящие руины.

Луис Сернуда

Руины

Добавьте свою новость

Здесь