Литна peoples.ru

Дед

Что за блажь, что за время такое:
В 30 лет, вдруг попав на войну,
Навсегда чтоб оставить в покое
Свой народ, и семью, и страну!

В 30 лет кто-то был ведь, не только
Две сестры... Покоритель сердец
Со стены улыбается тонко, -
Как теперь говорят, красавец!

Он от Зальцбурга и до Урала
Прошагал, через плен, будто знал,
Что судьба его здесь поджидала:
Тагильчаночка - не устояла,
Да и он навсегда в плен попал!

Ведь совсем не девчонка, уж мама -
Сыновьям, и при муже - жена,
С ним, австрийцем, ушла партизанить!
Что за странные, впрямь, времена!

И не как-нибудь, а командиром -
Чудеса да и только в ходу! -
Куролесил он с ней по Сибири
До раненья в двадцатом году!

Где тут правда? Где вымысел просто?
Ну а где - откровенная ложь?
Всё покрыто толщайшей коростой,
И ничем её не отдерёшь!

Он в деревню Мангейм к колонистам,
Раскулачивать чтоб, послан был.
Был он крепким, видать, коммунистом,
Правда, после, по слухам, запил.

В 33-м от ран иль от пьянки
(Обе версии рядом живут)
Он ушёл под оркестр, как в гулянку,
В свой «последний решительный» путь.

Обелиск со звездой на могиле...
Ведь семью, я гадаю порой,
Эта звёздочка и сохранила
От репрессий перед войной.

Был он будто бы членом ВУЦИКа
И семьёй в стольном Харькове жил.
Сам Петровский, «причисленный к лику»,
Так сказать, с ним «домами дружил».

И была даже фотоулика,
Говорят: на руках, как птенца,
Сам держал председатель ВУЦИКа
Моего в 5 годочков отца!

Вот откуда влиянье на гены
(Я в себе ощущаю борца!):
Ведь с Петровским здоровался Ленин,
Мы ж с Петровским - касались отца!

Это - шутка, но если серьёзно:
Я осмыслить пытаюсь всегда
Те, обхаянные безбожно
И прославленные, года.

Вот Михайла Иваныч Калинин, -
Это имя мой дядька носил,
Но фамилию (необъяснимо!)
На австрийскую - Пицман - сменил!

Нет, не шутка опять: тёзка полный
Всероссийскому старосте был
Сын от первого брака - приёмный,
Сводный дядька мой, Михаил!

Только это - другая ветвь,
Интересная всё же, но
Занимает меня мой дед,
Жизнь его для меня - как кино!

Только это кино - немое,
Как положено в те года,
Кадры вырваны, и герои
Замолчали в нём навсегда.

Документы лежат в архивах.
Где? В каких? Неизвестно мне.
Что-то где-то ведь сохранилось,
Коль не сгинуло на войне!

Дед, прости! Я почти не знаю
Ничего о твоей судьбе...
Что смогу, отыщу, откопаю, -
В этом слово даю тебе!

17 июля 2003

Виктор Пицман

Дед

Добавьте свою новость

Здесь