Литна peoples.ru

Роберт Фрост Роберт ФростАмериканский поэт, еще при жизни ставший классиком и патриархом американской поэзии

II. НИЩЕНКА-ВЕДЬМА ИЗ ГРАФТОНА




Теперь, когда со мной разобрались,
Я объявлю хлопотунам злорадно:
Попали вы, приятели, впросак.
Я польщена: два городка стремятся
Спихнуть меня друг дружке, но никто
Не гонит вон - оттуда ли, отсюда, -
Чтоб не стряслось беды. Двойной бедой
Обычный люд всегда стращают ведьмы,
А я беду для них учетверю!
Они хотят: как скажем, так и будет,
А я скажу, что было все не так.
Они твердят, мол, запросто докажем,
Что Артур Эми проголосовал
За Жабу Рива на весенней сходке
В Уоррене, а я им круглый год
Одно и то же: муж мой Артур Эми
Не тот, кого винить в таких делах, -
Когда была в Уоррене та смута,
Пятнадцати не стукнуло ему.
И если незабвенный Артур Эми
И впрямь хоть пару раз голосовал,
То в городишке по названью Вентворс.
Голосовал - тянуть иль не тянуть
До нашей фермы просеку - и если
Тянуть, то кто заплатит за труды.
Их Артур Эми это Хемэн Лэпиш,
Они мне мужа спутали с отцом!
И если так законники решили,
То им придется все перерешить.
Уоррен или Вентворс - жить-то можно
И тут и там, но я с недавних пор
Предпочитаю Вентворс; если надо
Решить по справедливости, а все
Твердят, что лишь о ней-то и пекутся,
То справедливость мне нужна самой.
Я знаю: кой-кого бы разозлило
Ославленную ведьму приютить,
Но остальных пугают лишь расходы -
Та малость, что я стою. Взять бы в толк,
Что я как ведьма обойтись могу
Хотя бы молоком летучей мыши.
А интересно, станет ли сильней
Позиция моя, коль докажу им,
Что я и впрямь умею ворожить?
Конечно, Мэллис Хьюз надул всем в уши,
Что я его, седого старика,
Однажды ночью лихо оседлала,
Уездила до кожи и костей
И бросила нагим и бездыханным
У входа в таун-холл на стыд и срам
Любому грубияну в графстве Графтон.
Меня стыдили - бросила нагим
Седого старика. Но обошлось бы
Мне даже это, не начни он грызть
Столба у входа, не оставь на нем
Следы своих зубов. Хотя ущерба
Столбу он этим вовсе не нанес.
Он грыз и грыз и громко ржал при этом,
И вот какой-то умник подсказал:
Пошли посмотрим, что у Хьюза в стойле,
Не сгрыз ли ясли, - и, понятно, да,
Изгрыз он ножки у своей кровати
В труху. Да только, я вам доложу,
Хотя он тут же от всего отперся,
При чем тут ворожба? Ведь и лошак,
Жующий сено, не жует заборы,
Тем более - столбы, но все сошлись
На том, что Хьюза погубила ведьма.
Тогда мне было ровно двадцать лет,
А умником, испортившим все дело,
И оказался Артур Эми. Он
Тогда и стал ухаживать за мною.
В мужьях-то он держался молчуном,
Но я не сомневалась: слух о Хьюзе
Мой благоверный сам и распустил.
Я думала: ему скорей по вкусу
Держать меня за ведьму. Или вдруг
Переменился. Захотел исправить
Содеянное. Принялся внушать:
'Нет, с шабаша пока не возвращалась.
Верхом на помело - и след простыл.
Она такое чует - если ветер
Ей весточку принес'. Еще любил
Он толковать, что я его заела.
Когда меня видали на метле
Над гребнем гор, в минуту возвращенья,
А люди это видели не раз,
От ближних ожидал он состраданья.
Да, Артур Эми кое-что узнал:
Вдали от дома, от хлебов домашних,
От запахов, привычных и плохих,
Семь лет в пустыне под дождем и снегом...
Но ворожила я ему лишь так,
Как женщина - мужчине, ворожила,
Чтобы его навеки удержать.
В горах деревья ниже, мох пышнее,
Я из-под снега ягоды рвала,
А он глядел, застыв у водопада.
Его учила кой-чему во тьме -
И он был рад, чему его учила.
И если видит он меня сейчас,
То издали не видит, кем я стала,
В каком теперь ничтожестве живу.
Когда б я знала с самого начала
И в полной силе, ждать чего в конце,
Наверное, мне воли не хватило б
Прожить так вольно, как я прожила.
Быть может, да, но кажется: едва ли.

Роберт Фрост

II. НИЩЕНКА-ВЕДЬМА ИЗ ГРАФТОНА

Добавьте свою новость

Здесь